Заявка on-line

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Сообщение

Транссексуальность и сексуальная свобода: связь и противоречия

Ершова Елена Сергеевна, клинический психолог, г. Москва

 Транссексуальность, как результат фиксации на одном из этапов формирования полового самосознания, реализует стремление позитивного самоотношения, свободной реализации персонального сексуального стиля, соответствуя при этом нормам сексуальной культуры.

Наиболее общим из всех различий является различие пола

Вильгельм Дильтей

Не вытеснишь ни возраста, ни пола… Что ж, формируй! Но только поэтапно…

Д.А. Леонтьев

                                                                                                   … Важно, чтобы личностная ценность и целостность (женщины) не основывались на (её) «красоте», чтобы мы оставались независимыми от внешнего одобрения и чтобы влияние общества не подрывало нашу самооценку.

Наоми Вульф «Миф о красоте»

Мы вправе лететь, куда хотим, и быть такими, какими мы созданы.

Ричард Бах «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»

Часто в обыденной жизни встречаются те слова, которые в среде психологов и психиатров являются терминами: депрессия, стресс, шизофрения. Термин «транссексуальность» постигла та же участь – он получил распространение в культуре современности.

Научные исследования в области явления и причин транссексуальности  ведутся, начиная с  XIX века (Краффт-Эббинг Р.1896; Вейнингер О., 1899; Карпентер Э., 1906, 1914; Юнг К.Г.,1935; Кинзи A., 1947). Понятие транссексуализма введено в 1910 г. Сложность феномена, проявление его совместно с психическими заболеваниями, возрастающая частота обращений к психиатрам по данному вопросу, разногласия в научных кругах, — всё это позволяет предположить отсутствие чёткости и единого подхода на этапе, предшествующем коррекции, при проведении дифференциальной диагностики [1].

Согласно МКБ-10, транссексуализм (F64.0) – желание жить и восприниматься окружающими как лицо противоположного пола, обычно сопровождаемое ощущением дискомфорта от своего анатомического пола или чувством неуместности своей половой принадлежности. Желание подвергнуться хирургическому вмешательству или получить гормональное лечение с тем, чтобы достичь, насколько это возможно, соответствия предпочитаемому полу.

Исследователи отмечают наличие малодостоверной информации о психосексуальном развитии пациента без объективного ее подтверждения (Введенский Г.Е., Матевосян С.Н.). В виду этого видится необходимым исследование психосексуального развития транссексуалов, как возможного основания диагноза и выявления онтогенетической динамики развития.

По результатам исследований выявлено, что независимо от биологических факторов в раннем онтогенезе транссексуалов в той или иной степени наблюдалась патология полового воспитания или отсутствие адекватного образа полоролевого поведения [2]. В свете онтогенетического понимания формирования феномена необходима попытка осмысления психологических оснований симптоматики половой дисфории в динамике этапов формирования полового самосознания. Таким образом, в проведённом нами исследовании признаки половой дисфории не ранжируются по значимости, скорее сопоставляются с возможными психологическими основаниями, отражёнными в особенностях мотивации как смены пола или  адаптации в обществе в противоположной половой роли.

Детализируя вышеописанный подход, рассмотрим первый этап формирования полового самосознания. Сензитивным элементом данного этапа является формирование ядерной половой идентичности, которая лежит  в основе формирования идентичности Эго [3]. В проведённом нами исследовании гипотетически транссексуальность, зафиксированная на этапе становления базовой половой идентичности, связывается со стремлением человека к достижению позитивного аутовоприятия. В прогностическом смысле данный акцент с некоторой долей вероятности приведёт к образованию транссексуализма, в качестве самоидентификации (Self-Identity Model, А. Янг), что затруднит социализацию по типу выученной беспомощности (Теория выученной беспомощности, А. Бандура). Желание смены пола, будучи зафиксированным в формировании ядерной половой идентичности, важно, в первую очередь, для целостности персоны.

Транссексуальность представляет иную форму в случае фиксация на этапе формирования полоролевого поведения. Полоролевая идентичность, т.е. система интериоризированных гендерных ролей, представлена феноменом более высокого порядка по  отношению к ядерной половой идентичности, включая в себя социогенез индивидуальной и коллективной обусловленности в сознании, гендерную социализацию. В исследовании данная форма фиксации предполагается ориентированной на соотношение себя с социумом, т.е. важность не столько нравиться себе, сколько соответствовать требованиям множества различных референтных групп. Прогностически желание смены пола, зафиксированное на данном этапе формирования полоролевой идентичности, может привести к гиперролевому поведению в образах желаемого пола в связи с необходимостью соответствовать множественным социальными требованиями. В данном случае ведущая мотивация половой дисфории важна в контексте осознания себя в группе и принятия группой.

В процессе онтогенеза сексуальности и формирования полового самосознания на следующем этапе – этапе формирования психосексуальных ориентаций – происходит доминирующий выбор объекта (сексуальные ориентации), который опосредованно детерминирован  социальными факторами. Судя по данному критерию, человеку в стремлении к перемене пола, зафиксированном на данном этапе, в большей мере важна функциональность в сексуальных отношениях. Гендерная идентичность и сексуальная ориентация являются вполне независимыми элементами человеческой сексуальности, поэтому транссексуалы могут быть гетеросексуалами, гомосексуалами или бисексуалами. Исследователи (Введенский Г.Е., Матевосян С.Н.) отмечают возможные трудности в осознании гомосексуальности,  неприемлемость гомосексуальности разрешается путем единственно возможного выхода – смены пола. Транссексуализм, связанный с особенностями прохождения этой фазы онтогенеза, имеет прогностическую возможность быть связанным с желанием сменить пол для осуществления нормативной легальной сексуальной жизни, т.е. ориентирован на партнёра и межличностные отношения. Исследователи отмечают, у женщин-транссексуалов тратится меньшее время при восприятии гениталий и большее время в областях головы, груди, рук, предплечий и ног; что отражает значимость видимых областей тела в межличностных контактах и сексуальном поведении. В случае со сложностью принятия гомосексуальной ориентации можно предположить, что пока говорят о возможностях формирования адекватного отношения к феномену гомосексуальной ориентации, транссексуалы легализуют свои партнёрские отношения, не перекраивая общество, а перекраивая своё тело.

Подход, основанный на динамике формирования полового самосознания,  частично находит отражение, как в описании компонентов базовой половой идентичности, по мнению Р. Столлера, так и в соотношении компонентов половой идентичности, согласно С. Бем, отчасти отражает и критерии транссексуализма, выделенные А.И. Белкиным.

В проведённом нами исследовании была реализована попытка возможности разделения транссексуалов по большей представленности фиксации на определенном этапе формирования полового самосознания, что, в свою очередь видится слитым с ведущей мотивацией смены пола: ориентации смены пола на персональное сознание, на осознавание себя в группе или для успешных межличностных отношений с партнёром.

В исследовании приняли участие 7 человек — не оперированных транссексуалов. Соотношение лиц ЖТ и МТ 5:2. В качестве материала исследуемым были представлены вопросы, составленной для этих целей анкеты (всего 16 вопросов), проведена неструктурированная беседа.

Вопросы анкеты были ориентированы на восприятие себя, социальное восприятие, партнёрское восприятие, используемые формы половой жизни и сексуальную стратегию. В анкете — 4 открытых вопроса, 12 вопросов предполагали выбор одного варианта ответа из четырёх. Представленные вопросы условно делились на 4 информационных блока: информационный (связанный с этапом транссексуальности), отношение к своей внешности и пониманию красоты, персонификацию форм сексуального поведения, социальную оценку транссексуальности респондента

На основании ощущения принадлежности к противоположному биологическому полу группа участников разделилась на тех, кто ощутил свою принадлежность до 7 лет — 3 человека (в т. ч. 2 ЖТ и 1 МТ) и от 13 до 18 лет – 4 чел. (в т. ч. 3 ЖТ, 1 ТС). При этом 5 человек отмечает разность в ощущении и осознании своей принадлежности к другому полу.

Собственная внешность на этапах от парапубертатного до пубертатного возраста нравилась только 2 респондентам. На этапе молодости  собственная внешность виделась привлекательной 2 респондентам. В настоящем времени нравится внешность 1 респонденту, второй удовлетворён своей внешностью только в образе противоположного пола. На вопрос об идеале красоты, 4 затрудняются ответить, 1 выбирает представителя противоположного пола, 2 выбирают представителей обоих полов.

Возраст возникновения сексуального возбуждения и первого оргазма 1 ЖТ отмечает парапубертатный, 5 человек отмечают пубертатный, 1 ЖТ отмечает переходный.   Сексуальный партнёр для 3 ЖТ – женщина, 1 ЖТ и 2 МТ не определены с полом партнёра, 1 ЖТ предпочитает мужчин. Все респонденты отмечают совмещение различных форм в своей половой жизни. Отношение партнёра к транссексуальности респондента ни один не определил, как негативное. Те, кто в настоящее время не имеет постоянного партнёра, отмечали позитивное или нейтральное отношение со стороны предыдущих партнёров. 5 респондентам «раскрытие» транссексуальности перед партнёром не понадобилось, т.к. партнёры знали изначально. 2 респондента не имеют опыт «раскрытия». Биологический пол усложняет сексуальную жизнь 4 чел.

В социальном представлении все респонденты отмечают половую дисфорию в работе, увлечениях, спорте. Перед значимыми людьми (друзьями, родными, одноклассниками) в основном представлены в биологическом поле, лишь частично в желаемом. У респондентов нет половых предпочтений в среде друзей нетанссексуалов, друзья нетранссексуалы лишь частично осведомлены о транссексуальности респондента.

Респонденты себя ассоциируют с лицами желаемого пола 2 чел., 1 МТ – с Квазимодо, 1 ЖТ ассоциирует себя с человеком третьего пола. Остальные затрудняются в ассоциациях себя.

 Выявленные результаты неоднозначны: они представляют сочетанную мотивацию к половой дисфории. Предположительно недостаточное количество выборки и необходимость в более детализированном исследовании, где возможно выделение ведущей направленности мотивации смены пола.

Однозначно представленным в исследовании видится вопрос сексуальной свободы – транссексуалы используют различные формы полового поведения, стратегии, ориентации. На основании исследований Агаркова С.Т. в случае нетранссексуалов это свидетельствовало бы о большей вероятности получения оргазма. Однако в данном случае возможны компенсаторные механизмы сексуального разнообразия, в связи с оценкой себя, как менее желанного сексуального партнёра. Вопрос сексуальной свободы является для транссексуалов амбивалентным по отношению к  адаптационным возможностям – позволяя сочетать неоднородность отношения к своей сексуальной ориентации с разнообразием практикуемых форм половой жизни.

Мишенями дальнейших исследований в контексте заявленной темы видится:

  • связь сексуальной свободы тех культур, где отношение к  транссексуалам толерантное; помимо того, необходимо понимать возможности социализации транссексуалов в различных культурах, что может помочь регулировать желания смены пола интолерантных к собственной гомо- или бисексуальности;
  • в контексте психоаналитической традиции важны возможности различных толкований желаний удаления груди, в т. ч. в контексте страха кастрации; длина волос соотносится с либидо, что значит фиксация на длине волос относительно транссексуалов, отличия их в данном вопросе от гомосексуалов;
  • в социокультурном смысле предположительной мишенью может быть вопрос о том, не является ли транссексуальность трансформированным стереотипом персональной красоты.

 Список использованной литературы:

  1. Матевосян С.Н. Психические расстройства с синдромом «отвергания» пола (клинико-феноменологические и лечебно-реабилитационные аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук, М.: 2009 – 57 с.
  2. Пирогов Д.Г. Маски телесности. Клинико-психопатологический и психологический аспекты изучения нарушений половой идентичности. Журнал «Мир сексологии» №3.
  3. Агарков С.Т. Сексуальность. От инстинктов к чувствам: психогенез сексуальности. М.: ООО «ИПЦ «Маска»», 2013 – 756 с.
  4. Григорьева Т.Н. Нарушение половой идентификации. Половой вопрос: я – другой? Журнал «Мир сексологии» №3.
  5. Нарбековас А. Природа пола. Транссексуализм – аспекты этики и медицины. Журнал «Мир сексологии» №3.