Заявка on-line

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Сообщение

Сексуальные энциклопедии и половая социализация детей и подростков

Журавлев И.В.  - канд. психол. наук, с.н.с. факультета психологии МГУ

  «Ну, а как появляется ребенок, я вам сейчас объясню. Слушайте, дети, меня внимательно. Все дело в том, что детей делают папа и мама»… Эти строки — из популярной энциклопедии сексуальной жизни, изданной в Москве еще в советское время и предназначенной для детей 7—9 лет (К. Верду, Ж. Коэн, Ж. Кантан, Ж. Торджман. Энциклопедия сексуальной жизни. Физиология и психология. М., 1990). Участники интернет-форумов считают ее одной из лучших книг о сексуальной жизни для детей. Она, разумеется, не единственная: есть и другие издания, посвященные этой «щекотливой» для взрослых теме, издания, которые, по мнению экспертов, удачно соблюдают баланс между деликатностью и откровенностью. Но насколько приемлема эта тема для современного российского общества? Насколько готовы сами взрослые обсуждать различные аспекты сексуальной жизни, и тем более — говорить об этом с детьми? Наконец, нуждаются ли сами дети в подобном просвещении, и если да, то в каком объеме и в каких формах, а также — в каком возрасте? Нужно ли, например, десятилетнему ребенку знать, как надевают презерватив?

Россия — сложная страна, пережившая разнообразные культурные потрясения. За один лишь век она пережила разрушение и восстановление церквей, возведение и снос памятников вождям мирового пролетариата, неоднократную смену политических курсов, колебания между тотальной подконтрольностью индивидуального сознания и не менее тотальной распущенностью и вседозволенностью. Противоречивые тенденции присутствуют в российской культуре и в настоящее время. Сколько раз, например, во время выступлений на радио мне, как психологу-эксперту, приходилось слышать весьма категоричное мнение радиослушателей: нам психология не нужна, сами как-нибудь разберемся, жили сотни лет без психологов и дальше проживем. С другой стороны, есть люди интересующиеся, занимающиеся самообразованием, доверяющие психологу-специалисту так же, как, например, стоматологу или, в конце концов, электрику, меняющему в квартире проводку (аргумент «мы сами справимся» здесь уже не работает, хотя, по правде, и электриков еще в начале прошлого века в нашей глубинке не очень-то привечали).

С половой социализацией детей и подростов ситуация аналогична. Одни выступают против распущенности, другие — против ханжества. «Няня Мария Федоровна обнаружила у семилетнего Саши и десятилетней Даши ярко-желтую книгу с беременной блондинкой и целующимися карапузами на обложке… Няню едва не хватил удар. Она в возмущении пошла с книгой к родителям — только чтобы выяснить, что они сами и поставили на полку в детской комнате эту злополучную энциклопедию…» (Скарлош С. Откуда я взялся? Сексуальная энциклопедия для детей. http://newsland.com/news/detail/id/443212/). «И как только мы сумели родить детей без этих учебников?» — иронично замечают одни комментаторы. Другие указывают, что «такая литература безусловно важна», но «за такими изданиями, как и за учебниками, должно государство следить».

«Моему старшему сыну — шесть лет, у него еще все молочные зубы на месте, но я решила подготовиться. В свое время меня интересовали возрастные изменения только женского организма, поэтому я озадачилась найти литературу, которая поможет мне в разговоре с мальчиками», — пишет женщина, обсуждая книгу «Сексуальная энциклопедия для подростков. Все, что нужно знать о здоровье и сексе»  (http://www.stranamam.ru/post/4825600/).

Подобных комментариев и отзывов в сети достаточно много. Но споры, по мере появления все большего числа подобной печатной продукции, только разгораются. Дело доходит даже до предложения внести в Госдуму законопроект о запрете сексуальных энциклопедий по всей стране. Так, два года назад родительский комитет города Екатеринбурга написал заявление в прокуратуру Свердловской области и обратился к уполномоченному по правам ребенка с требованиями изъять из продажи таких книг, как «Что происходит с моим телом?» Линды и Эрии Мадарас, «Как взрослеет мое тело» Валерии Фадеевой, «Девчонкология» Мелисы Холмс и Триш Хатчисон, «Откуда берутся дети?» Виржини Дюмон и Сержа Монтанья.

«Зачем детям в таком возрасте впитывать такую негативную информацию? — говорит президент фонда «Уральский родительский комитет» Евгений Жабреев. —  Я считаю, что эта растлевающая информация развращает несовершеннолетних детей и эти действия даже являются статьей Уголовного кодекса, а не Административного… Мы считаем, что если это и необходимо, то пусть это будет в старших классах. Но мы говорим про культуру любви: девушка и юноша должны понимать, как они должны создавать семью… Мы же прекрасно понимаем, что от занятий такими видами секса детей не будет никогда. Разве дети производятся от кунилингуса или минета? Взрослые люди сами разберутся, детям об этом ни в коем случае знать нельзя». Подспудная мысль ясна: секс — это занятие, направленное исключительно на продолжение рода… «Давайте смотреть правде в глаза: подростки не перестанут заниматься сексом, если взрослые перестанут рассказывать им, что это такое», — парирует один из комментаторов (http://mnenia.ru/rubric/culture/uralskie-roditeli-zashchityat-podrostkov-ot-seksa/).

Эта история имела закономерное продолжение: в сентябре 2013 г. уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов высказался за законодательный запрет уроков сексуального просвещения детей (http://www.mk.ru/politics/russia/news/2013/09/18/917545-astahov-uroki-seksualnogo-prosvescheniya-detey-v-rf-dolzhnyi-byit-zapreschenyi.html). Эти и некоторые другие факты свидетельствуют о достаточно мощной в современном обществе тенденции возврата к репрессивной сексуальности: как «не было» секса в СССР («но детей-то рожали!»), так не должно его быть и в современной России. О детской сексуальности как особом, самостоятельном явлении в таком контексте трудно даже говорить.

Но как не вспомнить здесь знаменитый тезис Мишеля Фуко о том, что замалчивание темы сексуальности в структуре реального общения свидетельствует о совершенно противоположной ситуации — о постоянном ее незримом присутствии в самых разных сферах. «Если посмотреть на образовательные колледжи XVIII века, — пишет Фуко, — может показаться, что о сексе здесь практически не говорят. Но сама архитектура, планировка, дисциплинарные уставы и вся внутренняя организация доказывают, что речь все время идет именно о сексе» (Фуко М. воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности. М., 1996. С. 125). То, чего брезгливо чураются, то, что пытаются избыточно контролировать и от чего открещиваются всеми правдами и неправдами, составляет обычно сердцевину проблемы и ядро мотивации тех, кто чурается, контролирует, открещивается — так же, как, например, активная борьба с гей-движением может свидетельствовать о скрытых гомосексуальных тенденциях «борца».

А что же дети и подростки? У них-то пока проблемы нет, но она запросто возникнет, как только сердобольный родитель, заботящийся о нравственном воспитании потомства, с криком «Ой, не смотри» уведет ребенка от телевизора. Она легко может возникнуть, когда подросток, движимый любопытством, пошарит по сайтам с манящим предупреждением «18+»… Проблема возникнет и тогда, когда более «опытный» товарищ заверит подростка в том, что пищевая пленка надежно защищает от беременности…

Просвещение у нас часто путают с развращением. В действительности это совсем разные вещи.

Обратимся теперь к статистике. По данным ВЦИОМ, за период с 1989 по 2009 гг. в нашей стране возросло количество людей, готовых обсуждать со своим ребенком вопросы сексуальной жизни (с 51 до 62%). Беседы с родителями представляются нашим соотечественникам наиболее приемлемым каналом получения информации о половых отношениях (в 1989 году так считал каждый пятый, в 2009 — каждый второй). Действительно, 47% россиян считают, что информацию по вопросам сексуальной жизни детям и подросткам лучше всего получать от родителей. Второй популярный, с точки зрения опрошенных, источник — специальный курс в учебных заведениях (41%). Консультации у врачей-специалистов считают приемлемым способом 34% опрошенных, а специальную литературу — 32%.  В числе прочих вариантов — специальные научно-популярные фильмы (23%), обсуждение проблем сексуальной жизни со сверстниками (13%), личный опыт (12%), Интернет-ресурсы (9%).

Авторы аналогичного исследования, проведенного на западе, отмечают, что примерно четверть опрошенных получили информацию по вопросам сексуальной жизни от братьев или сестер, 20% — от учителей. 12% — от родителей, 5% — от других родственников, и примерно треть опрошенных — из различных других источников, включая СМИ и специальную литературу (Ansuini C., Fiddler-Woite J., Woite R. Source, accuracy, and impact of initial sexuality information onlifetime wellness // Adolescence, 1996, 31(122), 283—289).

Итак, по данным статистики, на специальную литературу по вопросам сексуальной жизни в ходе воспитания детей готова полагаться примерно одна треть россиян. Они готовы покупать энциклопедии о сексе, если, конечно, продажа таковых не будет запрещена законом.

Нами был проведен блиц-опрос среди студентов факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова. Участникам предлагалось ответить на три вопроса: 1) Имеются ли у Вас дома сексуальные энциклопедии для детей и подростков? 2) Руководствовались ли ими Ваши родители в ходе Вашего воспитания? 3) Будете ли Вы руководствоваться такими изданиями в ходе воспитания и просвещения своих детей? Половина опрошенных на все вопросы ответила «нет», 20% ответили «да» на третий вопрос, 10% ответили «да» на вопрос о родителях, и 20% сообщили, что такие энциклопедии имеются в доме.

Студенты-психологи, судя по всему, с сомнением относятся к возможности давать детям подобную продукцию. И это вполне обоснованно: даже для специалиста (или будущего специалиста) могут оставаться неясными вопросы о том, когда, в какой форме и в каком объеме можно предоставлять детям информацию о сексе. Однако повторим главное: просвещение нельзя путать с развращением, и просвещение, в котором принимают участие специалисты (сексологи, психологи, педагоги), скорее убережет ребенка от проблем и травм и поднимет уровень его культурного развития, чем создаст ему проблемы.